Рязанский областной научно-методический центр народного творчества

Нематериальное культурное наследие Рязанского края

Взятие снежной крепости в народной традиции

Празднование Масленицы в России сопровождается взятием снежной крепости. О традициях этой народной игры рассказывает автор историко-этнографического исследования "Воинская состязательно-игровая традиция в народной культуре русских" доктор исторических наук, профессор Борис Горбунов (г. Рязань)

Народная игровая культура включает в себя как сами игры, так и игровые формы в общении, воспитании, познавательной деятельности,воинском деле, обрядовой и других сферах. Возникнув, по-видимому, в глу­бокой древности, народная игра, будучи сложным и полифункцио­нальным явлением, длитель­ное время отвечала насущным потребностям человека, оказы­вала влияние на многие стороны жизни традиционного общества. Народные воинские состязания -не изолированное явление, они бытуют повсеместно и в каждом случае отличаются этническим своеобразием.

В народной игровой куль­туре нашла отражение одна из важнейших сфер деятель­ности человека - военная. Её исследование позволяет выяс­нить, как в народной среде при­обретались умения, навыки, качества, необходимые для защиты от врагов, каким обра­зом при отсутствии в России на протяжении многих столе­тий каких-либо официальных государственных структур для воинской подготовки широ­ких слоев населения народные массы длительное время высту­пали как значительная боевая сила и часто играли решающую роль в крупных военных собы­тиях отечественной истории, в каких традиционных формах, какими средствами осуществ­лялась в народной среде воен­ная подготовка, передача опыта молодёжи, сохранялись и под­держивались навыки у мужчин вплоть до самой старости.

Воинская состязательно-игро­вая традиция является одной из самых значимых сфер мужской составляющей народной куль­туры.

Многие учёные занима­лись исследованием народных игр, в том числе масленичных. В.Я. Пропп обозначил место некоторых из подобных игр в составе аграрных праздников. В публикациях М.В. Красножёновой, А. Новикова, А. Широ­кова подробно описаны отдель­ные варианты старинной игры «Взятие снежного городка». М.Г. Рабинович отметил большое значение состязаний в борьбе, кулачном бою и взятии снежного городка для воинского воспита­ния молодёжи. Т.А. Бернштамм пришла к выводу, что в органи­зации кулачных бойцов просле­живаются трансформированные реликты «мужского союза вои­нов».

Н.П. Новосёлов предпринял попытку исследования кулачного боя «стенка на стенку». В.Н. Всеволодский-Гернгросс во введе­нии к составленному им сбор­нику описаний народных игр высказал целый ряд замечаний о происхождении и эволюции воинских состязаний. Большой интерес представляют матери­алы Российского этнографичес­кого музея в Санкт-Петербурге, особенно фонд Этнографического бюро В.Н. Тенишева и Рус­ского географического общества.

У русских довольно широко бытовала традиция устраивать массовые состязания, основу которых составляло противо­борство двух партий бойцов за обладание сооружением в виде крепости. Подобное состязание известно многим по картине В.И. Сурикова «Взятие снежного городка на Масленице» (1891 г.]

 

Одна партия защищала возве­дённую накануне из льда и снега (в ряде случаев использовалось и дерево] крепость, другая штур­мовала её. Существовало множество вариантов конструкции сооружения городка и того, как оходили сами состязания. По общему мнению, явление о было более широко распространено в Сибири и на Урале, сообщении из слободы Усть-Ницынской  Тюменского  уезда говорится, что там, на реке Ница или   на   слободской   площади "складывают по круговой линии снега, иногда изо льда, стены, которых прокладываются два столба», поверх них «кладётся также из снега или льда дугообразная    перекладина».    Всё это тщательно заливали водой, чтобы крепче стояли». На столбах и перекладине с лицевой стороны делали узоры, выкладывая с углём. Верх ворот украшали вылепленными из снега скульптурами птиц, зверей, и людей. В центре крепости ставили длинный обледенелый столб, на вершину которого клали платок-приз для победителя. Брали крепость («ломали город»), прорываясь в ворота на тройке лошадей сквозь живую стену народа. После взятия городка его  разрушали.   Бывало,  что вместо штурма кто-либо «покупал город» за четверть водки и отдавал на разрушение публике.

 

В.Я. Шишков, основываясь на личных наблюдениях, описал в романе   «Угрюм-река»   обычай взятия города в селе Киренское Иркутской губернии. Здесь город из снега сооружали также круглым в плане с одними воротами : стенами - валами несколько больше величины, чем высота всадника на коне. По гребню валы украшали елями. В центре города крепляли шест «весь в флагах»,нa который одевали колесо от телеги с бочонком водки - призом для победителей. Перед началом состязания из конца в конец носились мальчишки с «оглуши­тельными трещотками» и созывали бойцов криками: «Выходи! Выходи  Город  брать!»   Пешие (защитники крепости, вооружен­ие трещотками, комьями снега и мёрзлого конского помёта, располагались возле ворот перед городом, и на его стенах. Атако­вали крепость «верхами», и для победы надо было проникнуть через ворота внутрь её и захва­тить приз.

В сёлах Дежнево и Пашково в Приамурье по углам квадрат­ного в плане города возводили столбы из снежных глыб. Между ними строили стены и в одной из стен делали ворота с арками. Нападающие верхами стреми­лись через ворота проникнуть внутрь города. Защитники кре­пости - «городовые» находились внутри неё и противодейство­вали противнику. Присутствовавшие при этом зрители пытались помочь «городовым» - пугали лошадей, стаскивали с них всад­ников. После окончания состяза­ний «изломают город и домой».

По сообщению из станицы Чарышской, на Алтае также делали прямоуголной формы «город», где «несколько высоких и толстых столбов из снега, соединённых вверху сводами и облитых для прочности водою», составляли основание крепости. На сводах настилали доски, на угловых башнях устанавливали превысокие шесты, «обверчен­ные соломою», по периметру кре­постной стены размещали снеж­ные статуи. Штурмующие, кото­рых было «человек двадцать», во главе с «енаралом» должны были через ворота прорваться внутрь крепости и поджечь соло­менные шесты. После того, как это удавалось, «сотни мальчишек с оглушительным криком броса­ются на крепость и в несколько минут разрушают её до основа­ния. По сведениям В.И. Гуляева такие же городки с шестами и подобный ход самой игры бытовали на Локтевском заводе Алтайского горного округа, где с обоих сто­рон в состязании участвовали до тысячи человек, а также в некото­рых местах Енисейской губернии, отличительной чертой которых было то, что атакующие могли быть «пешими и верхами».

В некоторых местах Сибири, например, в Томске, из нарезан­ных кусков уплотнённого снега возводили массивный столб «в сажень высотой» с башенками на углах. Перед ним сооружали ворота - снежную арку на стол­бах, где укрепляли полуштоф водки - приз для победителей. Строители городка - «городни­чие» защищали его, расположив­шись перед воротами. На них нападала конная «партия вра­гов», задача которых состояла в том, чтобы проехать под аркой и снять с неё посудину с водкой. Бывало, что ворота не сооружали. Тогда городничие рас­полагались на вершине города. Нападавшие должны были забраться на город, чтобы взять его, выбив из позиции защит­ников. Последние засыпали им снегом глаза и сбрасывали вниз со своего укрепления. В других слу­чаях при такой же конструкции городка на массивный столб ста­вили шесты с призами - кусками ткани, халатами «от богатых купцов». Нападающие с шестами должны были сбить призы. Защитники, стоя перед городком нередко с «добрыми дубинами», отбивали атаки. В конце концов малое количество удальцов сби­вало призы и влезало на крепость.

В городе Ишим городок соо­ружали на реке Мегрень в виде отвесного «высокого ледяного пьедестала» с фигурами людей из снега по его кромке. Право взять городок покупалось за 6 рублей у его строителей - крестьян подгородней деревни, причём купив­ший становился героем дня. Он должен был без приспособлений и помощи посторонних, но и без противодействия соперников, на виду у зрителей влезть по отвес­ной ледяной стене на вершину городка и столкнуть статуи вниз.

Сибирский писатель и этно­граф Г.Д. Гребенщиков в рас­сказе «Царь Максимилиан» опи­сал празднование Масленицы у омских крестьян. На деревенской площади «в глубоком снегу» про­капывали «широкую канаву» -улицу города. Посередине её воз­водили снежные столбы, на них -«широкую плаху», что образовы­вало ворота города. На плахе и по краям канавы «устанавливались истуканы - басурманы не рус­ские да азияты французские».

Оренбургские казаки в цен­тре намеченной для строительс­тва городка площадки возво­дили столб из снега высотой в 8-10 аршин и диаметром у осно­вания в 4-5 аршин. На две трети от основания он был отвесным и затем сходился на усечённый конус. На вершине столба водру­жался флаг. Рядом с ним вставал «сам турецкий паша». Крепост­ные стены вокруг столба - валы имели в высоту 2.5-3 аршина и были без ворот. Атакующие верхами должны были пере­скакивать через вал, перелезть через него или прорваться в про­ломы. В другом месте, неподалёку устанавли­вали такой же городок для детей и подростков.

У Оренбургских казаков бытовал и третий тип городка -«четырёхугольное укрепление с вышками по углам» и в центре «с высокой снеговой пирамидой, усечённой кверху», где водружа­лись флаги. Победите­лей награждали призами. Иногда это были деньги от трёх до пяти рублей. В большинстве случаев предметы казачьего обихода -одежда, сёдла, часы. Вручал их атаман и старший воинский начальник.

В европейской части России, по описанию И.П. Сахарова, ещё в первой трети XIX века в Тульс­кой, Пензенской, и Симбирской губерниях в субботу на Масле­нице на реках, прудах, и полях строили снежные городки с во­ротами и башнями на стенах. «Охранители» снежной кре­пости вооружались метлами и палками. Конные храбрецы, нападая, врывались в ворота и разрушали городок, после чего воеводу нападавших купали в проруби и устраивали всеобщее угощение. В состязаниях детей и подростков обе стороны сра­жались исключительно пешими. О том же при­мерно с пометкой «в разных губерниях» сообщает А.Н. Афа­насьев (Поэтические воззрения славян на природу. Т.1,2. М. 1865, 1869). По данным И.М. Снеги­рёва, опирающимся, как ука­зал автор, на некие «Записки девицы Т.К. Кашкадамовой», в Пензенской и Симбирской губерниях в субботу на Масле­нице строили «на реке из снега род городка с башнями и двумя воротами, между коими нахо­дится прорубь». Чтобы взять городок, надо было прорваться внутрь крепости через ворота. Победителей купали в про­руби, после чего угощали. 

Обычай сражаться за обла­дание городком имел заметное распространение у донских каза­ков. Взятие городов устраивали и во всех станицах Терского казачьего войска. Опи­сание игры «в крепость» на окра­ине Петербурга встречается у Н.Г. Помяловского, в одной из деревень Петербургского уезда -у А.П.Остроумовой-Лебедевой.

Подводя итог можно сделать вывод, что существовало три вида городков - круглые, ква­дратные (или прямоуголные) и в виде прямой линии. В XIX -начале XX века городки округлой в плане формы имели распро­странение в Вятской и Вологодс­кой губерниях, абсолютно прева­лировали они у Оренбургских и забайкальских казаков, в Киренском уезде Иркутской губернии и Тюменском уезде. Отмечены они в Данковском уезде Рязанс­кой губернии, на Среднем Урале, у бухтарминских старообрядцев, в Приаргунье. Городки четырёх­угольного плана абсолютно пре­обладали в Тобольской губернии (за исключением Тюменского уезда), в Томске, и на юге Томской губернии (особенно на Алтае), у уральских казаков и в прилега­ющих к Амуру районах Примор­ской области. В Европейской Рос­сии они отмечены в Пензенской, Симбирской, Самарской и Туль­ской губерниях. Городки в виде стены различных модификаций преобладали в уездах юга Ени­сейской губернии и у Терских казаков. Отмечены они в окрест­ностях Омска, в Барнаульском уезде Томской губернии.

Состязания за обладание снежной крепостью имели ярко выраженный воинский характер. В большинстве сообщений гово­рится о построении конных и пеших бойцов для атаки в опре­делённый боевой порядок. Нака­нуне участники обговаривали план и детали состязания. В ходе игры использовались определён­ные сигналы (выстрелы, труба, команды, свист), различные так­тические приёмы, нередко при­ёмы рукопашного боя с оружием и без него. Всё это определяло весьма жёсткий характер игры, заканчивавшийся нередко уши­бами и даже тяжёлыми ранами. В состязаниях выделялись мастера этого дела, которые пользовались в округе большим почётом, становились геро­ями дня. В XIX - начале XX века мастера в селе Ладейки Красно­ярского края устраивали показа­тельные состязания «на потеху красноярским горожанам», кото­рые оплачивались «доброволь­ными пожертвованиями в пользу устроителей городка». Орен­бургские губернские ведомости регулярно публиковали имена и фамилии лучших бойцов.

 

Анализ сведений о данной воинской игре обнаруживает существование в ней опреде­лённого возрастного деления на взрослых, подростков (12-15 лет) и детей (до 12 лет). Для каж­дой группы строились отдель­ные городки. Сначала брали город старослужащие, потом под­ростки, затем дети. Имеется ряд сведений о том, что возводили и защищали городок подростки и юноши, а атаковали его взрос­лые парни и мужчины. Почти все сообщения приурочивают обы­чай взятия городка к дням Мас­леницы, и большинство - к Про­щёному Дню.

Существует несколько версий о происхождении игры. Часть современников считала, что это древний обычай. Исследова­тели А.Н. Афанасьв, В.Ф. Миллер, Д.К. Зеленин полагали, что обы­чай взятия снежного городка имеет древние, дохристианские корни. Другие придерживались мнения, что это «обычай преж­него воспоминания удалых набе­гов казаков или просто остаток тех  времён,  когда  станичные начальники на потеху устраивали игру в войну». Существует усто­явшееся мнение, что взятие снеж­ного городка является исключи­тельно казачьей традицией, так как игра была распространена у казаков. Самым ранним к сегод­няшнему дню свидетельством об игре является известие Конрада Буссова, датируемое 1606 годом, и связанное с именем царя Петра I в Записках И.А. Желябужского 1696 года. В церковных актах времён средневековья в числе «игрищ елинского беснования» упоминаются разного рода «кон­ские уристании». Примечательно, что писатель В.Я. Шишков опре­делял эту народную игру как «конное ристалище».

По-видимому, в средневеко­вье эта традиция была широко распространена на Руси. Казаки и служилые люди, осваивая новые земли в XVII—XVIII веках, перенесли её на Урал, в Сибирь и со временем она стала там очень популярна. В большинс­тве мест Европейской России уже к середине XIX века состя­зание утратило свой социаль­ный статус, постепенно транс­формировавшись в детскую забаву.

В публикации использованы материалы книги «Воинская состязательно-игровая традиция в народной культуре русских» Б. Горбунов. Москва. 1999

Размер шрифта ААА

Архив материалов

Ближайшие мероприятия

       21 апреля  2019 г. в 12:00 часов  в  Рязанском областном научно – методическом центре народного творчества состоится танцевальная гостиная «Маленький эльф», посвящённая 80-летию со дня рождения  Е. С. Максимовой

Положение о проведении Областной фестиваль детского художественного творчества "Радуга талантов"

22 апреля 2019 г. в 11.00 Рязанского областного научно-методического центра народного творчества в рамках проведения VII Межрегионального фестиваля казачьей культуры «Весело да громко казаки поют» состоится семинар-лаборатория «Методы и специфика работы с хореографическими, народно-певческими и казачьими коллективами», при участии преподавателей, фольклористов, лауреатов Международных и Всероссийских конкурсов и фестивалей, солистов ансамблей «Казачий круг», дуэта ЭтноПроекта «КоленкорЪ» Фёдора и Натальи Скунцевых.

Рязанский областной научно-методический центр народного творчества приглашает к участию в III Областной смотр-конкурс деятельности базовых сельских культурно-досуговых учреждений Рязанской области «Истоки культуры», который пройдет с марта по декабрь 2019 года.

«Служить России» - так   называется   областной   фестиваль  эстрадных  коллективов, который проводится    министерством      культуры  и туризма  Рязанской  области и  ГБУК «Рязанский   областной  научно-методический  центр  народного  творчества».  Он  состоится  17 марта 2019г. на  базе  Дворца культуры им.В.И.Ленина г.Скопина, 28 марта  2019г. на  базе  Шиловского РДК, 31 марта 2019г. на  базе  Спасского РДК, 29 апреля 2019г. на базе Дворца культуры г.Касимова.  В  фестивале  принимают  участие  эстрадные коллективы Рязанской области,  носящие звание  «народный»

© ГБУК РОНМЦ НТ
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на официальный сайт ГБУК РОНМЦ НТ обязательна.

Размер шрифта ААА
Дизайн-студия «АртКласс» — разработка сайтов, графический дизайн, фирменный стиль Создание сайта —
дизайн-студия «АртКласс»

Минстерство культуры и туризма Рязанской области
Государственный Российский Дом народного творчества
Новости культуры Рязанской области