Рязанский областной научно-методический центр народного творчества

Нематериальное культурное наследие Рязанского края

Авсень-дуда Шацкого района Рязанской области. Часть 2.

– Ты сарока-дуда,
Ты где жэ была?
Той, авсень, той, авсень!
– И где ты была?
–Я каней стирягла.
Той, авсень, той, авсень!
– И где кони?
– За варотами.
Той, авсень, той, авсень!
– И где вырата?
– Их вада паданяла.
– И где вада?
– Быки попили.
– И где быки?
– В трасник ушли.
– И где трасник?
– Девки вылымали (
вар.: выщипали)
– И где девки?
– Зы мужья ушли.
– И где мужья?
– Ны Хапёр ушли.
(
вар.1: – Э-эй, авсень,
– Э-эй, авсень!
Хапёр назад папёр.
[60])
(
вар.2: – Где Хапёр?
За двадцать вёрст,
За калиновый мост.
Той, авсень
![61]). 

Кроме того у мужчин («казаков») на дворе пели другой авсень – «костёр»[62].
В северо-восточной части района встречается оригинальная версия авсеней этого типа:

– Авсень, авсень,
Курапатушка.
И где ты была?
– Я стада стирягла.
– Каво выстирягла?
– Каня в узде,
В залатом сидле.
– И где твой конь?
– Зы вратами стаит.
– И где врата?
– Вадой снясло.
– И где вада?
– Быки выпили.
– И где быки?
– В трасник ушли.
– И где трасник?
– Девки выламыли.
– И где девки?
– За мужья ушли [63].

В сс. Федосово, Печины, Старочернеево были известны кумулятивные «авсеньки» другого рода, которые обычно исполнялись для хозяина дома и его сыновей. Обязательным мотивом в этих текстах является приготовление обрядовой пищи, служившей угощением для колядовщиков: свиные или гусиные окорочка, «кишки» («чинёнки»), пышки.

Усень, усень, хади па всем,
Па праулычкым, па заулычкым.
Я хажу, я хажу,
Я ищю, я ищю
Гасударин дом.
– На кой гасударин дом?
– Каня купить.
– На кой каня купить?
– Землю пахать.
– На кой землю пахать?
– Жану кармить.
– На кой жану кармить?
–Дитей радить.
– На кой дитей радить?
– Жылудей иасить.
– На кой жылудсй насить?
– Свиней кармить.
– На кой свиней кармить?
– Кишки чинить.
– Кишки начинены
В пиче́ сидели,
Заслон праели

И ушли [64]. 

Такой тип «авсеньки» пели хозяину. Парням обычно пели специальную авсеньку под названием «костёр». Любопытная разновидность «авсеня» для неже­натого парня зафиксирована в с. Тюрино. Правда текст подвергся сильной трансформации и переработке.

Авсень, авсень,
Хади па всем,
Зы далами, зы тарами,
Зы крутыми пирагами.
Кто ни дасть пирага –
Мы карову зы рага.
Кто ни даст пирог –
Мы карову за рог.
Кто ни даст пышку –
Мы карову за сиську.
Кто ни дасть тылакна –
Мы начюим у акна.
И авёс, и трава
Всё притоптывая.
–Кто эт, кто эт притаптал?
–Эта старая куна
Са кунятычкыми,
С малыми детачкыми.
Мы пришли, мы пришли,
А мы к Яшы на двор.
Как у Яшы ны дваре
Стаить дров кастёр.
– Зачем драва?
– Пиву варить.
– Зачем пиву?
– Васю жанить.
– Ах ты, Вася-гыспадин,
Паизжай в полю,
Паймай куню,
Садири́ шкуру,
Сашэй шубу
Сваей матушки
Быгамо́лушки
И жонушки
Са куня́тычкыми,
С малыми детычкыми [65], [66]

Уже в начале века обычным явлением была контаминация авсенек для хозяина и неженатого парня, о чем свидетельствует, например, запись, сделанная Н. Н. Дурново в с. Балушево (северная граница нынешнего Шацкого района):

Авсень, авсень!
(повторяется после каждых двух строк) Мы хадили, мы гуляли
Все святыя вичяра,
Ды мы искали, праискали
Иваныв двор.
Как Иваныв двор
Весь кальчом абвидён, /2 р.
Ды весь тынам абтынён,
Ды сталбы точиныя,
Ды пызалочиныя.
Ды как сиредь этыва двара
Там стаить и скамия.
Как на етый ны скамье
Сидить брат с сястрой.
Как сястра ты брата
Югавариваить:
– Ды мы паедим, брат, жыницца,
Ды мы вазьмём зы тибя,
Как и я жаню тибя
Ды свитёл месич
Ды Иванушыка.
Красна солынушыка
– Сё вить Аннушыка,
Ды мелки звездушь'ки
– Ды их детушки.
Кишки ды жалудыки
В пиче сидять,
Ды на нас ани глидять.
Да в двери-та ламай
Ды вить нам и пыдавай!

То же, по свидетельству собирателя, пели со словом «коляда»[67]. О распространенности этого типа текста на севере района свидетельствует и тот факт, что фрагмент «Сталбы точеныя, / Пызалоченыя...» встречается и в авсеньках из с. Федяево [68].

В с. Федяево «авсеньки» подобного рода адресовались исключительно хозяину дома:

Авсень, авсень!
(повторяется после каждой строки)
Я титёрюшку ганю
К Иванаву кы двару.
У Ивана, у двара
Стаять три тиряма.
(вар.: У Ивана ны дваре
Три чирёмушки стаять [69].)
А как первый тирём (
вар.: чирём) –
Яво жонушка,
Красна солнушка.
А втарой тирём –
Яво детушки,
Красны звездушки.
Как Иван гаспадин
Па сваим (
вар.: новым) синям хадил,
Сваю жонушку будил:
– Ты вставай-ка, жына,
Наливай-ка вина,
На закуску два блина! [70]
 [нотн. пример 2]

Авсень, авсень!
(повторяется после каждой строки)
Я тетерюшку ганю.
К Иванаву кы двару.
У Ивана на дваре
Три тирёма стаять,
Сталбы точеныя,
Пызалоченыя.
Как и первый тирём –
Сам Иван гаспадин,
Па новым синям хадил,
Сваю жонушку будил:
Ты вставай-ка, жана,
К табе гости пришли,
Наливай стакан вина,
На закуску два блина!
Вставай, детушки,
Чисты звездушки...
(
вар.:– Вставай, жонушка,
Красна солнушка,
Вставай, детушки,
Чисты звездушки,
К вам гости пришли!
Пыдавайти (
вар.: наливайти) им вина,
На закуску два блина,
Блин да ножку
В заднюю в акошку.
В акошку ни пралезить –
Паталок ламай,
Ды нам давай! [71].

«Авсеньки» такого типа, предназначавшиеся только для хозяев, были известны и в других местах района: сс. Агишево, Тарадеи, Райполье, Федосово и в близлежащих деревнях (Никита-Поляна, Богослов, Лихачевка, Федоровка, Цветки). Ареал бытования колядок авсеней такого типа охватывает практически всю северную и центральную часть европейской части России.

Авсень, авсень,
Мы хадили па всем
Пы праулычкам,
Пы заулычкам.
Мы искали, мы искали
Гасударин двор,
Мы нашли, мы нашли
Сиряди Масквы
Вырата пястры,
Падваротеньки
Падзалотеньки.
Кишки, жэлудки
В пиче сидят,
На нас глядеть,
В кашэль хатять [72].

Бай, бай явсень,
Гавари явсень!
(вар.: Авсень, авсень,
Падавай савсем! [73])
Мы хадили, пыхадили
Пы святым вичярам (вар.: вичирам),
Мы искали, паискали
Гасударин (вар.: Гасударыв) дом.
(вар.: Мы хадили, пахадили,
Ничяво ни нашли.[74])
Гасударин дом
Весь кольцом абвидён,
(вар.: Весь тынам абтынён.[75])
Сириди яво двара
Стаять три тиряма́ (
вар.: диряма́).
Как ва перьвым тириме́ (
вар.: дирямо́чки) –
(вар.: А в адном тириме.[76])
Ясна
(вар.: Красна) солнушка,
Ясна солнушка –
Яво жонушка.
Ва втаром тириме
(вар.: дирямочки) –
(вар.: А в другом тириме.[77])
Чястны звездычки,
Чястны звездычки –
Яво детачки.
А как в третий тириме —
Кишки ды жалудки:
В пиче сидять,
На нас глидять.
(вар. 1: Мишын двор —
Он тынам затынён.
Сириди яво двара
Стаить горенка.
В этай горенке —
Три акошэчка.
В адном акне —
Ясный месяц...[78]
вар.2: Как ва первам теремочке —
Сам царь-гасударь (вар.: хазяин-гаспадин).
Ва втаром теремочке —
Ево жонушка,
А в третьем теремочке —
Сын Иванушка.[79]
после этого сыну хозяина пели «костер»;
вар.З: Вы паслушаити, хазява,
Што на неби гаварять:
Велять кишки надавать.
Кишки и жалудки
В печи сидять,
На нас глядять.[80]) [81].

Авсень, авсень,
Мы хадили па всем,
Мы хадили, пахадили
Па святым вичирам,
Мы искали, паискали
Стяпакав двор.
Весь кальцом абвидён.
(вар.: Чистым колам агражон.[82])
Сириди яво двара
Три ручеюшка тикла
(вар.: Три рученюшка / ручейнчика тякуть)
Как ва первам ручинёчки
(вар.: Как ва первам ручинёчку / ручейнички)
Красна солнушка –
Яво жонушка,
Ва втарым ручинёчки
(вар.: ручинёчку)
Чясты звездушки –
Яво детушки.
(вар.: Как ва первам ручинёчки –
Сера утачка,
Ва втаром ручинёчки –
Силизенюшка,
А ва третьим ручинёчки —
Чясты звездычки,
Яво детычки.
Вы паслушайтя, хазява,
Што на нёби гаварять:
Гаварять кишки́ давать.
Ки́шки, жалудки
В пиче сидять,
На нас глядять.[83])
Варабей лятить,
Хвастом верти́ть.
А вы, люди знайтя,
Чяво-нибудь дайтя! [84]

Разновидностью этого текста можно, видимо, считать фрагмент авсеньки, близкой к свадебным величаниям, записанный в д. Старороманово (северо-западная часть района).

«На Новый год авсеньку пели на улице:
Авсень, авсень,
Падавай савсем.
Как у вашыва двара
Разлилася вада.
Как у вашыва Ивана
Залатая галава...
Как-та пели: "жынить Ивана"
» [85].

В сс. Высокое и Печины были известны только редуцированные варианты подобных авсенек:

Я хадил, я хадил
Па заулычкам,
Эй, усенъ, эй авсень!
(после каждых двух строк)
Я искал, я искал
Гасударин двор.
Гасударин двор
Весь кальцом абведён.
А вы, люди, знайте,
Чяво-нить дайтя! [86]

[60] Информант: Кудряшова В.Г., 1911 г.р., с. Старочернеево, фонограмма СИС 29:Ф1997-32Ряз., № 118

[61] Информант: Козьмина Н.А., 1920 г.р., с. Шарик, фонограмма СИС 28:Ф1997-7Ряз., № 40

[62] Информанты: Кожанова А.П., 1909 г.р., с. Шарик, фонограмма КНМ, р. 14754; Козьмина Н.А., 1920 г.р., с. Шарик, фонограмма СИС 28:Ф1997-7Ряз., № 40; Кудряшова В.Г., 1911 г.р., с. Старочернеево, фонограмма СИС 29:Ф1997-32Ряз., № 118

[63] Информант: Маврина М.З., 1918 г.р., с. Тростяное, фонограмма КНМ, и. 1854-34

[64] Информант: Рябова К.А., 1925 г.р., с. Печины, фонограмма СИС 13:62

[65] Информант: Макушкина П.Ф., 1906 г.р., с. Тюрино, фонограмма КНМ, р. 14758

[66] По-видимому, первоначально строки от «Кто ни дасть пирага» до «Мы начуим у акна» должны были петься в за­ключение, а после строки «За крутыми пирагами» следовал отрывок «Мы пришли, мы пришли...» до слов «Васю жанить», затем – строка «Мы начуим у акна» в редакции «Как у Васина акна / И авёс и трава…» до слов «С малыми детачкыми», и завершался текст отрывком «Ах, ты Вася-гыспади!..»

[67] с. Балушево; с. Дурново, фонограмма 1900:945, № 17

[68] Информант: Катушина А.И., 1906 г.р., с. Федяево, фонограмма МИА 42:71об.

[69] Информант: Катушина А.И., 1906 г.р., с. Федяево, фонограмма МИА 42:71об.

[70] Информанты: Алёхина К.И., 1918 г.р., с. Федяево, фонограмма СИС 17:17

[71] Информанты: Китушина А.Н., 1906 г.р., с. Федяево, фонограмма МИА 42:69, 71

[72] Информанты: Каняева А.И., 1897 г.р., с. Тарадеи, фонограмма КНМ, р. 14759

[73] Информант: Копылова С.И., 1918 г.р., д. Никита-Поляна фонограмма СИС 14:50об.

[74] Информанты: Харитонова Е.Т., 1915 г.р., с. Федосово, фонограмма СИС 15:32; Лапина Н.Т., 1913 г.р., с. Федосово, фонограмма СИС 16:26об.

[75] Информант: Паршкова А.Ф., 1909 г.р., д. Лихачевка, фонограмма СИС 14:24

[76] Информант: Суркова Н.М., 1916 г.р., д. Федоровка, фонограмма СИС 14:32-33

[77] Информант: Суркова НМ., 1916 г.р., д. Федоровка, фонограмма СИС 16:18

[78] Информант: Смирнова В.Н., 1913 г.р., с. Агишево, фонограмма СИС 20:41об.

[79] Информант: Курцова А.Е., 1915 г.р., с. Федосово, фонограмма МИА 41:10, 55об., 42

[80] Информант: Паршкова А.Ф., 1909 г.р., д. Лихачевка; Голубкина М.П., 1919 г.р., д. Цветки, фонограмма СИС 16:2

[81] Информанты: Никишова А.М, 1914 г.р., д. Цветки, фонограмма СИС 16:2; Харькова Е.П., 1910 г.р.; Банцерова Е.Т., 1920 г.р.; Копылова Ф.П., 1904 г.р., д. Никита-Поляна, фонограмма МИА 41:33-ЗЗоб., 130; Копылова А.Н., 1917 г.р., с. Федосово, фонограмма СИС 14:48; 

[82] Информант: Панова Е.К., 1902 г.р., с. Райполье , фонограмма СИС 16:39об.

[83] Информант: Еркина В.К., 1916 г.р., с. Райполье, фонограмма МИА 39:9

[84] Информант: Кутейникова Е.А., 1910 г.р., д. Богослов, фонограмма СИС 16:7, 86об.; Кутейников С.Т., 1922 г.р., д. Богослов, фонограмма СИС 14:80-80об.; Панова Е.К., 1902 г.р., с. Райполье, фонограмма МИА 41:96

[85] Информант: Авдонина А.И., 1914 г.р., д. Старороманово, фонограмма СИС 14:59об.

[86] Информанты: Бравикова П.Ф.,1905 г.р., с. Высокое, фонограмма СИС 13:30об.; Малькова С.К., 1913 г.р., с. Высокое; Сурина М.А., 1929 г.р., с. Печины, фонограмма МИА 39:76-76об.; Нечушкина М.Д., 1914 гр.; Новикова Н.Л., 1913 г.р., с. Высокое, фонограмма КНМ, и. 1851-9

Размер шрифта ААА

Архив материалов

Ближайшие мероприятия

Областной научно-методический центр народного творчества представляет вашему вниманию персональную выставку работ Алтуховой Татьяны Геннадьевны «Нити моей души» (декоративно-прикладное искусство) в рамках Национального проекта «Культура» и Федерального партийного проекта «Культура малой Родины», которая является семнадцатым выставочным мероприятием цикла «Мастера Рязанщины».

Областной научно – методический центр народного творчества представляет вашему вниманию персональную выставку работ фотохудожника из г.Спас-Клепики Шевчука Дениса Васильевича «Мир глазами фотохудожника» (художественная фотография), которая является восемнадцатым выставочным  мероприятием цикла «Мастера Рязанщины» и проходит в рамках Национального проекта «Культура» и Федерального партийного проекта «Культура малой Родины». В экспозицию вошло более 80 работ, созданных автором в разные годы.

Всероссийский фестиваль народного творчества «Салют Победы», посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов (далее – Фестиваль), проводится в целях пропаганды художественными средствами героической истории и воинской славы Отечества, воспитания уважения к памяти его защитников, патриотизма граждан, развития массовости и повышения исполнительского мастерства любительских коллективов, создания высокохудожественного репертуара героико-патриотической и гражданственной тематики, активного участия коллективов народного творчества в мероприятиях празднования знаменательных дат военной истории России и Великой Отечественной войны.

© ГБУК РОНМЦ НТ
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на официальный сайт ГБУК РОНМЦ НТ обязательна.

Размер шрифта ААА
Дизайн-студия «АртКласс» — разработка сайтов, графический дизайн, фирменный стиль Создание сайта —
дизайн-студия «АртКласс»

Минстерство культуры и туризма Рязанской области
Государственный Российский Дом народного творчества
Новости культуры Рязанской области